Статья 3. Запрещение дискриминации в сфере труда

Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.
Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.
Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены настоящим Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда .

Комментарий к статье 3 ТК РФ

1. Запрещение дискриминации в сфере труда является краеугольным принципом правового регулирования социально-трудовых отношений, который наряду с упоминанием в ст. 2 ТК получил специальную развернутую регламентацию в ст. 3 ТК. Этим законодатель подчеркнул особую важность данного принципа, придаваемую ему как международным правом в целом, так и международным трудовым правом, а также нормами национальных правовых систем большинства демократических государств. Повышенное внимание законодателя к данному принципу объясняется тем, что он служит универсальной правовой гарантией, обеспечивающей всеобщее и естественное право человека на равенство с другими людьми (ст. 1 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.; преамбула Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.; ст. 19 Конституции РФ).

2. Содержащийся в ч. 2 ст. 3 ТК запрет на дискриминацию основывается на положениях ст. 2 Всеобщей декларации прав человека и п. 2 ст. 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Международное трудовое право также уделило должное внимание этой проблеме и посвятило ее решению отдельную Конвенцию N 111 МОТ «Относительно дискриминации в области труда и занятий» (принята в г. Женеве 25 июня 1958 г.). Наша страна входит в число государств, ратифицировавших данную Конвенцию. Кроме того, всеобщий запрет дискриминации содержится в ч. 2 ст. 19 Конституции РФ.

Запрещенная законом дискриминация человека в трудовых отношениях понимается как всякое ограничение трудовых прав и свобод или преимущество в трудовых правах и свободах, полученное в зависимости от любого из обстоятельств, перечисленных в данной статье (пола, расы, цвета кожи и т.п.), либо в зависимости от не указанных в данной статье обстоятельств в случае, когда такое ограничение или преимущество не связано с деловыми качествами работника.

Сходным образом дискриминация определяется и в международном трудовом праве. Согласно указанной Конвенции дискриминация включает: а) всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, иностранного происхождения или социального происхождения, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий; б) всякое другое различие, недопущение или предпочтение, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий, определяемое соответствующим государством — членом МОТ по консультации с представительными организациями работодателей и трудящихся, где таковые существуют, и с другими соответствующими органами. Термины «труд» и «занятия» обозначают в данном случае доступ к профессиональному обучению, труду и иным занятиям, а также оплату и условия труда (п. 3 ст. 1).

Наряду с принципиальным сходством определений термина «дискриминация», содержащихся в российском законодательстве и в Конвенции МОТ «Относительно дискриминации в области труда и занятий», обращают на себя внимание ряд отличий: а) ст. 3 ТК относит к дискриминации лишь ограничения или преимущества в трудовых правах и свободах, тогда как по ст. 1 Конвенции данный термин охватывает всякое различие, недопущение или предпочтение в области труда и занятий; б) по смыслу ст. 1 Конвенции дискриминацией признаются те различия, недопущения или предпочтения в трудовых правах работников, которые приводят к нарушению равенства их возможностей либо обращения в области труда и занятий, о чем умалчивает ст. 3 ТК; в) обстоятельства, способные служить основанием для дискриминации, перечисленные в п. «a» ст. 1 Конвенции, дополнены в ч. 2 ст. 3 ТК указанием на язык, имущественное, семейное, социальное и должностное положение, возраст и место жительства; г) в соответствии с п. «b» ст. 1 Конвенции перечень обстоятельств, признаваемых основаниями дискриминации, может быть расширен государством — членом МОТ посредством консультаций с представительными организациями работодателей и трудящихся, о чем также не говорит ст. 3 ТК.

Преодоление различий между этими нормами международного и российского трудового права должно осуществляться в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которым, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Вместе с тем практика применения трудового права в России должна руководствоваться и более широким (в сравнении с изложенным в п. «a» ст. 1 Конвенции) перечнем обстоятельств, способных служить основой дискриминации. Ведь российский законодатель в ч. 2 ст. 3 ТК воспользовался заложенной п. «b» ст. 1 Конвенции возможностью расширения круга оснований дискриминации и тем самым возложил на отечественного работодателя дополнительные обязанности в части воздержания от совершения действий (бездействия), квалифицируемых по закону в качестве неправомерных и дискриминационных. Таким образом, в соответствии со всеми перечисленными правоположениями под запрет дискриминации в труде в России попадают любые произвольные различия в трудовых правах и свободах работников, которые не основаны на деловых качествах этих работников, количественных или качественных характеристиках их труда. Следует учитывать, что юрисдикционные механизмы защиты трудовых прав работников от дискриминации распространяются в настоящее время не только на отношения, вытекающие из факта нарушения уже имеющихся у работника прав, но и на его разнообразные интересы, направленные на установление новых или изменение существующих условий труда, а следовательно, и на приобретение работником новых трудовых прав (см. ст. 381 ТК и комментарий к ней).

3. Рассматриваемая Конвенция и ч. 3 ст. 3 ТК не содержат серьезных противоречий в определении того, что не относится к дискриминации. Согласно п. 2 ст. 1 Конвенции не считается дискриминацией любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанное на специфических требованиях таковой. Аналогичным образом ч. 3 ст. 3 ТК не рассматривает как дискриминацию установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными конкретному виду труда требованиями. В дополнение к этому ч. 2 ст. 3 ТК не считает дискриминацией те меры, которые продиктованы особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной защите, либо установлены в соответствии с законодательством о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан РФ и для решения иных задач внутренней и внешней политики государства (например, прием на работу иностранных граждан только при наличии разрешений на работу, выданных в рамках установленных Правительством РФ квот). При этом важно иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ч. 3 ст. 3 ТК единственной надлежащей формой введения таких ограничений в трудовых правах и свободах, а также установления различий, исключений и предпочтений в труде является федеральный закон. Само же ограничение трудовых прав может осуществляться лишь в той мере, в какой оно необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

4. В качестве основного средства правовой защиты от дискриминации ч. 4 ст. 3 ТК называет обращение в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда. Под судом в данном случае следует понимать федеральный районный или городской суд (ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК)).

Любому лицу для осуществления права на судебную защиту в данном случае достаточно самостоятельно идентифицировать себя как лицо, подвергшееся дискриминации. В практическом плане это означает презумпцию наличия дискриминации в обжалуемых действиях (бездействии) работодателя, вызывающую для последнего необходимость предоставлять доказательства, опровергающие выдвинутые против него обвинения. В случае подтверждения факта дискриминации пострадавшее от нее лицо имеет право на возмещение материального вреда и компенсацию морального вреда. В качестве такого лица может выступать не только работник, т.е. лицо, фактически находящееся в настоящее время или находившееся на момент соответствующего правонарушения в трудовом правоотношении с работодателем, но и любое другое физическое лицо, хотя и не имеющее формально статуса работника, но являющееся субъектом отношений, регулируемых нормами трудового права. По этой причине ст. 3 ТК оперирует не только термином «работник», но и понятием «каждый», а также «лицо».

При определении размеров возмещения материального вреда и компенсации морального вреда следует руководствоваться правилами, содержащимися в гл. 37 ТК.

Другой комментарий к статье 3 Трудового Кодекса РФ

В комментируемой статье в силу особого значения раскрываются и дополняются такие принципы правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, закрепленных в ст. 2 ТК, как запрещение дискриминации в сфере труда (абз. 2 ч. 2 ст. 2 ТК), принцип равенства прав и возможностей работников (абз. 5 ч. 2 ст. 2 ТК). Запрещение дискриминации в сфере труда означает, что не могут ограничиваться трудовые права и свободы или устанавливаться какие-либо преимущества по обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами работника и признаваемым дискриминационными, поскольку каждый имеет, согласно ч. 1 комментируемой статьи, равные возможности для реализации своих трудовых прав. В противном случае эти обстоятельства (причины) приводят к уничтожению или нарушению равенства возможностей для реализации работником трудовых прав.

Положения настоящей статьи соответствуют конституционному принципу равенства (ст. 19 Конституции РФ) и ратифицированной Российской Федерацией Конвенции МОТ N 111 «Относительно дискриминации в области труда и занятий» (1958 г.). В этой Конвенции дискриминация определяется как всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, иностранного или социального происхождения (или по любой другой причине, оговоренной государством-членом) и приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения. Сфера применения Конвенции охватывает доступ к труду и к различным занятиям, доступ к профессиональному обучению, а также другие условия труда, как, например, установление заработной платы.

Перечень обстоятельств (видов дискриминации), предусмотренных в ч. 2 комментируемой статьи, не является исчерпывающим. Указанное положение данной статьи к дискриминации относит наряду с перечисленными в ней и другие обстоятельства, которые не связаны с деловыми качествами работника. В конкретных случаях другие обстоятельства, помимо перечисленных в комментируемой статье, могут выступать дискриминацией, если нарушаются равные возможности для реализации прав и учитываются обстоятельства, которые не связаны с деловыми качествами работника. Таким образом, любые обстоятельства, не связанные с деловыми качествами работника, в том числе и не перечисленные в ст. 3 ТК, не могут служить основанием для ограничения трудовых прав и свобод.

Особое значение имеет запрещение дискриминации при приеме на работу и оплате труда. ТК установлены гарантии при заключении трудового договора, в том числе защита от дискриминации (см. ч. 2 ст. 64). При оплате труда запрещается какая бы то ни было дискриминация при установлении и изменении условий оплаты труда (см. ч. 2 ст. 132). Запрещена дискриминация при определении условий труда, его оплаты, в коллективном договоре, соглашениях, трудовых договорах и локальных нормативных актах, т.е. запрещение дискриминации охватывает всю сферу труда работников.

В ч. 2 комментируемой статьи внесен дополнительный вид дискриминации — семейное положение. Основанием этого служит ратифицированная Российской Федерацией Конвенция МОТ N 156 (1981 г.), которая определяет равное обращение и равные возможности для трудящихся мужчин и женщин с семейными обязанностями. Конвенция распространяется на работников, имеющих семейные обязанности в отношении находящихся на их иждивении детей или других ближайших родственников — членов семьи, нуждающихся в их уходе, когда такие обязанности ограничивают возможности участия в трудовой деятельности. Данной Конвенцией предусмотрено, что государство должно, содействуя через национальную политику, предоставить возможность лицам с семейными обязанностями выполнять оплачиваемую работу, не подвергаясь дискриминации, гармонично сочетая свои профессиональные и семейные обязанности. В этой Конвенции также определяется, что семейные обязанности не могут служить основанием для прекращения трудовых отношений.

Частью 3 комментируемой статьи предусмотрено, что не являются дискриминацией те исключения, предпочтения, а также ограничения прав работников, которые определяются требованиями, свойственными данному виду труда, установленными федеральным законом.

Не являются также дискриминацией указанные предпочтения или исключения, если они обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной защите, как, например, прием на работу инвалидов в счет установленной квоты в соответствии с Федеральным законом от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Исходя из необходимости обеспечить охрану здоровья и нравственное развитие лиц, не достигших 18 лет, запрещается применение их труда на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, на подземных работах, а также на работах, которые могут причинить вред их здоровью и нравственному развитию (игорный бизнес, работа в ночных кабаре и др.) (см. ст. 265 ТК). Эти лица принимаются на работу только после предварительного медицинского осмотра (см. ст. 266 ТК).

Необходимость обеспечения охраны труда женщин ведет к ограничению применения труда женщин на тяжелых работах и работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на подземных работах (см. ст. 253 ТК).

Кроме того, запрещается занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью лицам, в отношении которых приговором суда, вступившим в законную силу, в качестве меры наказания установлено лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК) или постановлением суда применена дисквалификация, исключающая возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору (ст. 3.11 КоАП).

При проявлении дискриминации в сфере труда работник вправе обратиться в суд. При доказанности факта дискриминации суд принимает решение о восстановлении нарушенных прав обратившихся лиц, в том числе о возмещении материального вреда, если он причинен дискриминацией, и компенсации морального вреда (при обращении работника в суд с иском о компенсации морального вреда).

Комментарий к Статье 30 УК РФ

1. Приготовление к преступлению — закрепленное в ч. 1 коммент. статьи совершение умышленного действия (осуществление бездействия), создающего условия для совершения преступления, если при этом преступное намерение лица не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Приготовление к преступлению возможно как в действии (в частности, изготовление отмычек для совершения кражи, подыскание соучастников для совершения разбойного нападения), так и бездействием (например, незапирание кассиром сейфа или невключение охранником сигнализации для того, чтобы можно было беспрепятственно совершить хищение чужого имущества).

3. Признаки приготовления к преступлению: а) осуществление деяния, создающего условия для совершения преступления; б) создание этих условий умышленное; в) нереализованность созданных условий; г) осуществление преступного намерения прервано по не зависящим от виновного лица обстоятельствам (например, потеря виновным лицом изготовленного для убийства оружия).

4. Виды приготовления к преступлению получили закрепление в ч. 1 коммент. статьи.

4.1. Приискание лицом средств или орудий совершения преступления, т.е. приобретение любым способом (покупкой, принятием в дар, обменом, кражей и т.д.) виновным лицом орудий или средств для совершения преступления. Например, покупка в оружейном магазине охотничьего ружья и патронов к нему для того, чтобы совершить убийство.

4.2. Изготовление лицом средств или орудий совершения преступления означает частичное или полное производство предметов, используемых для опосредованного облегчения совершения преступления (если речь о средствах) или для непосредственного совершения преступления (если речь об орудиях). Например, изготовление самодельного пистолета для совершения убийства.

4.3. Приспособление лицом средств или орудий совершения преступления — это модификация виновным лицом предметов путем полного или частичного их изменения для того, чтобы они могли выполнить роль средств или орудий совершения преступления. Например, отпиливание ствола у купленного охотничьего ружья (превращение его в обрез) для того, чтобы можно было данное оружие тайно пронести в учреждение под пальто и совершить убийство.

4.4. Приискание соучастников преступления — это любые способы привлечения других лиц к совершению преступления в какой-либо роли. Например, подкуп сторожа, чтобы тот открыл ночью складские автотранспортные ворота.

4.5. Сговор на совершение преступления представляет собой взаимную договоренность о его совершении. Например, получение согласия от исполнителя на совершение преступления.

4.6. Иное умышленное создание условий для совершения преступления может выразиться, например, в проникновении под видом сантехника в жилище состоятельного гражданина и составление подробного плана помещений для предстоящего ограбления; в отключении (или невключении) сигнализации в помещении, где виновный намеревается совершить кражу; в прикармливании сторожевой собаки, с тем чтобы в условленное время беспрепятственно проникнуть на охраняемую территорию для совершения преступления.

5. Уголовная ответственность возможна лишь за приготовление к тяжкому и (читай: или) особо тяжкому преступлению (ч. 2 коммент. статьи).

6. Приготовительные действия (гораздо реже — бездействие) к совершению преступления необходимо квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 1 коммент. статьи.

7. Срок или размер назначаемого виновному лицу наказания не может превышать 1/2 максимального срока или размера наиболее сурового вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное (составом) преступление. При этом наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы не применяются (ч. 2, 4 ст. 66).

8. Покушение на преступление — предусмотренное ч. 3 коммент. статьи умышленное действие (бездействие) лица, непосредственно направленное на совершение преступления (осуществление объективной стороны его состава), если при этом преступное намерение не было доведено до конца по не зависящим от данного лица обстоятельствам.

9. Недоведение преступного намерения до конца означает ненаступление общественно опасного последствия, например ненаступление смерти потерпевшего (ст. 105) или неосуществление всех предусмотренных диспозицией статьи УК РФ действий, в частности применение к потерпевшей насилия, но неосуществление полового сношения с ней (ст. 131).

10. Признаки покушения на преступление: а) виновное лицо совершает умышленное деяние; б) поведение лица непосредственно направлено на осуществление объективной стороны состава преступления; в) деяние виновного конкретизировано, т.е. направлено на определенный объект (предмет); г) преступление не доведено до конца; д) деяние прервано по не зависящим от виновного лица обстоятельствам (например, лицо, намеревающееся совершить убийство, не смогло произвести выстрел потому, что оказалось неисправным оружие).

11. Покушение может быть выражено как в форме действия, так и бездействием. Например, удар ножом в случае покушения на убийство (при активном преступном поведении) или отказ матери от кормления грудного ребенка с тем, чтобы лишить его жизни, если смерть ребенка не наступила в результате своевременного вмешательства посторонних лиц (при пассивном преступном поведении).

12. Некоторые правоведы считают, что в преступлениях с формальными составами покушение по общему правилу невозможно. Оно может встретиться лишь в случаях, когда совершение преступного действия осуществляется продолжительное время и может быть пресечено по причинам, не зависящим от воли виновного. Данная позиция представляется ошибочной, поскольку уголовное законодательство содержит ряд статей, описывающих преступления, покушение на совершение которых не связано с осуществлением виновным действий продолжительное время. Например, покушение на дачу взятки возможно в момент отказа от принятия вознаграждения потенциальным получателем взятки.

14. Иногда одно действие может свидетельствовать и о приготовлении к преступлению, и о покушении на преступление. Например, проникновение в чужое жилище для того, чтобы совершить убийство (в первом случае) или кражу (во втором случае). Здесь отличие приготовления к преступлению от покушения на преступление надобно проводить по сознательно-волевому отношению виновного лица к осуществлению предварительного преступного поведения.

15. Виды покушения на преступление: оконченное, неоконченное, негодное (посягательство на негодный объект или предмет, с негодным средством или орудием и т.д.).

15.1. Оконченное покушение представляет собой выполнение виновным лицом всех действий из числа намеченных им для достижения преступного результата. Преступный результат не наступает по причине, не зависящей от воли виновного. Например, злоумышленник, намереваясь совершить убийство, произвел выстрел, но промахнулся.

Оконченное покушение чрезвычайно близко оконченному преступлению и поэтому гораздо опаснее неоконченного покушения.

15.2. Неоконченное покушение — невыполнение виновным лицом всех действий из числа намеченных им для достижения преступного результата. Преступный результат также не наступает по причинам, не зависящим от воли виновного. Например, виновный, намереваясь совершить убийство, прицелился, нажал на спусковой крючок пистолета, но выстрела не последовало, произошла осечка. Здесь виновный не сумел произвести последнее действие, необходимое для достижения преступного результата, — произвести выстрел — по не зависящей от него причине.

15.3. Покушение на негодный объект или предмет. Преступное поведение направлено на объект или предмет, который не обладает теми признаками, которые вкладывает в него виновный. Например, А., желая убить В., произвел в него выстрел, однако В. умер до выстрела от кровоизлияния в мозг. Здесь имеет место покушение на негодный объект. Другой пример: желая совершить кражу денежных средств в сумме 5 млн. руб., виновный взломал сейф, но сейф оказался почти пуст, содержащаяся в нем сумма составила 30 руб. Это — покушение на негодный предмет.

15.4. Покушение с негодными средствами или орудиями. Виновное лицо для осуществления преступного намерения использовало такие средства или орудия, которые по своим свойствам не могли привести к достижению преступного результата. Например, виновный использовал для убийства неисправное огнестрельное оружие.

15.5. Покушение суеверными средствами — использование для совершения преступления сверхъестественных сил, которые с помощью обычного сознания, с точки зрения формальной логики объяснить невозможно (в частности, использование молитвы, заклинания). Данная разновидность покушения относится к числу покушений с негодными средствами и в отличие от иных видов покушения не влечет уголовной ответственности.

16. Покушение на преступление (за исключением покушения суеверными средствами) влияет на квалификацию общественно опасного деяния как преступления (кроме указания соответствующей статьи Особенной части УК РФ необходима ссылка на ч. 3 ст. 30), а также на срок или размер назначаемого наказания, которое не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее сурового вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное (составом) преступление; устраняет возможность применения наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы (ч. 3, 4 ст. 66).

18. Если приготовление к преступлению или покушение на преступление прекращаются по субъективным причинам, т.е. по воле лица, совершающего общественно опасное деяние, то имеет место добровольный отказ от совершения преступления.

Другой комментарий к Ст. 30 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. При квалификации приготовления следует иметь в виду, что при нем действия, образующие приготовление, не входят в объективную сторону подготавливаемого преступления.

Под орудиями совершения преступления следует понимать предметы, непосредственно используемые в процессе его совершения, увеличивающие физические возможности человека. Средствами совершения преступления являются предметы, вещества, энергия и приспособления, физические, химические и иные свойства которых используются для совершения преступления.

Под приисканием следует понимать приобретение, независимо от способа, средств или орудий совершения преступления. Это может быть покупка, обмен, приобретение во временное пользование, кража и др.

Изготовление отличается от приискания тем, что средства и орудия, необходимые для совершения преступления, создаются заново.

Приспособление средств и орудий совершения преступления предполагает их переделку из уже имеющихся в распоряжении виновного предметов.

Под приисканием соучастников понимается склонение третьих лиц к совершению преступления или их вербовка. Если лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, то оно отвечает за неудавшееся подстрекательство, квалифицируемое как приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34 УК РФ).

Под сговором понимается создание группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы для совершения преступления.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления понимается устранение препятствий, изучение места совершения предполагаемого преступления и иная деятельность, направленная на обеспечение возможности совершить преступление.

2. При квалификации приготовления необходимо отличать его от не имеющего уголовно-правового значения обнаружения умысла. В данном случае само по себе высказывание намерения, не подкрепленное конкретными действиями, не может влечь за собой уголовную ответственность.

3. Покушение отличается от приготовления тем, что является посягательством на охраняемый уголовным законом объект, а действия при покушении входят в объективную сторону совершаемого преступления.

Объективная сторона покушения характеризуется тремя признаками: а) действие (бездействие) непосредственно направлено на совершение (исполнение) преступления; б) совершение (исполнение) преступления прервано; в) совершение (исполнение) преступления прервано по не зависящим от виновного обстоятельствам.

4. В судебной практике выделяется также негодное покушение: покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Для покушения на негодный объект характерно то, что реальный объект, на причинение вреда которому направлен умысел, вообще не ставится в опасность (например, попытка «убить» труп или украсть средства, ошибочно полагаемые наркотическими).

Покушение с негодными средствами представляет собой попытку совершить преступление с помощью таких средств и орудий, которые объективно в данном конкретном случае не могут причинить вред (фактическая ошибка в средствах совершения преступления).

Обе разновидности негодного покушения надлежит квалифицировать как покушение на то преступление, совершить которое намеревался виновный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *